Как создать бизнес-династию

Тема в разделе "Схемы, кейсы и Статьи по заработку в сети", создана пользователем Overlord, 10 мар 2018.



  1. Overlord
    ТопикCтартер

    Overlord

    Сообщ:
    333
    Лайк:
    29
    Баллов:
    28
    27 фев 2018
    [​IMG]
    Семейный бизнес — большой риск.

    Провал проекта с наемными сотрудниками — потеря денег, неудача дела семейного — порой крах всей жизни.


    Отцы VS дети
    В прошлом Александр и Павел Асеевы — отец и сын, партнеры в компании «Уфа-Автоваз», сегодня — заклятые враги. И в бизнесе, и личных отношениях все было неплохо, пока Павел полностью подчинялся воле отца. Но едва сын осмелился проявить характер, начались трения, а однажды Павел просто хлопнул дверью и вскоре основал свою компанию. Война началась после отказа Асеева-младшего оформить на свое имя крупный кредит для компании отца — около 100 миллионов рублей, отдавать который должен был Павел. Вскоре парень оказался в психиатрической клинике, причем под чужой фамилией: отец убедил врачей, что сын — наркоман, и надо признать его недееспособным.

    Пока того около полугода «лечили» в клинике, Асеев-старший писал заявления в полицию: сын берет банковские кредиты, украл у отца 100 миллионов рублей, чтобы «тратить на героин». Ни одно из обвинений не подтвердилось, а независимая экспертиза установила, что никакими зависимостями Павел не страдал. Даже сейчас, три года спустя после разрыва, отец и сын предпочитают держаться подальше друг от друга и прессы, но один из местных журналистов поделился версией о причине драмы:

    «Отец хотел держать сына на коротком поводке, держать в вечном подчинении. Все началось с недовольства — "не лезь, куда не просят", "не смей без меня принимать решения". То, что было дальше — это уже за гранью моего понимания».
    [​IMG]
    История бизнеса сурова: редкой семье удавалось пройти испытание властью и деньгами, не разрушив семейных уз. Генри Форд, воспитав «пай-сына» и приняв его на работу, в конце концов замучил наследника критикой. Когда у Эдсела обнаружили рак желудка, отец поддержал его запиской: «Восстанови здоровье, сотрудничая с Генри Фордом». И даже когда шел за гробом, упрямо твердил: «Ничего не поделаешь, нужно больше работать». Внук Форда, Генри — второй, вспоминал: «В душе я всегда считал, что именно дед убил отца…»

    Еще один «ящик Пандоры» — империя Гуччи. На одном из собраний акционеров, высмеянным журналистами, родня подралась сумками собственной фирмы, и больше всех досталось Паоло Гуччи. Тот в долгу не остался и тут же сдал полиции братьев и отца — папа, «благодаря» сыну, остаток жизни провел в тюрьме за неуплату налогов. Апофеозом «высоких семейных отношений» стало убийство внука Гуччи — Маурицио. Киллеров за $350 тысяч заказала экс-жена Патриция, заявившая в суде: «Именно столько он (муж) и стоил».

    Совместный труд, увы, облагораживает далеко не всегда.

    Общее дело всегда меняет семьи: близкие люди превращаются в партнеров, и не все выдерживают такую трансформацию. Детям выдаются кредиты на обучение, диктуются правила жизни и направление развития, от них требуется брать то, что уготовано судьбой и фирмой, и возвращать потраченное с процентами.

    «Конфликт основателя и преемника вечен. "Отцов" можно понять: только они знают, чего стоило поднять бизнес, какую цену пришлось заплатить за фундамент дела. Отцы сравнивают сыновей с собой, и те в их глазах, конечно, проигрывают, ведь дети — другое поколение, выросшее в совершенно иной экономической среде и в других семейных обстоятельствах. Сыновья находятся в заведомо проигрышном положении: чтобы доказать собственную значимость и состоятельность в условиях стабильной (по сравнению с 90-ми) социальной среды создать нечто сопоставимое с достижениями отца весьма и весьма непросто. А если умножить этот конфликт на миллиарды — получаем трагедию. Избежать конфликта можно, если четко понимать, что задачи у поколений разные: у первого — создать, у последующих — сохранить и преумножить».

    Старшему — мельницу, младшему — кота
    Большинство предпринимателей — представители первого поколения семейного бизнеса — до сих пор на первый план ставит вопросы развития предприятия, о наследниках и передаче дела задумывается редко.

    По данным Центра управления благосостоянием и филантропии бизнес-школы «Сколково», 55% опрошенных российских бизнесменов считают, что существующим ныне крупным компаниям не суждено превратиться в семейные династии, и только треть респондентов призналась, что подготовила план передачи бизнеса наследникам.

    Одна из главных причин промедления — сомнения в ресурсах и желаниях наследников.

    В декабре 2016 года в СМИ вышел материал о грядущем закрытии многих саксонских фирм, так как нет наследников-владельцев-правопреемников, готовых вести предприятия дальше. Речь идет не о предприятиях-банкротах, а о малых и средних саксонских предприятиях сферы влияния Лейпцигской торгово-промышленной палаты.

    В японских семейных фирмах, когда нет наследников из числа родни, преемниками становятся усыновленные менеджеры (non-blood heirs, «некровный наследник») либо женихи или мужья дочерей: такие наследники есть в семьях Ивасаки (Mitsubishi Group) и Тоёда (Toyota Motor Corporation).

    Эксперты, исследующие проблемы передачи наследства, говорят — наследник должен появиться в бизнесе как можно раньше и поработать «на земле».

    Передача бизнеса возможна при четырех факторах: внешняя среда и структура бизнеса должны это позволять, партнеры и прочие группы влияния не должны этому мешать.

    Передача или передел
    Новичок и компания уязвимы в первые месяцы после вступления в права, когда наследник — глава только формально, а распоряжаться делами может лишь спустя полгода. В этот момент активизируются «доброжелатели», предлагающие собственнику продать свою долю или акции, подогревающие конфликты между несколькими наследниками, а если наследник один, то тихо или даже открыто саботирующие работу в компании. В случае наследования бизнеса вдовой, непосвященной в дела, вводят в заблуждение относительно стоимости активов или даже угрожают ей. Невесть откуда появляются любовницы и незарегистрированные дети, и начинается «дележ бизнеса».

    Поколение отцов разрабатывает меры для передачи нажитого. В Германии Торгово-промышленная палата разработала программу для преемников, в Финляндии организованы муниципальные консультационные программы, в России действуют консалтинговые компании, консультирующие молодых предпринимателей на всех этапах работы.

    Малый бизнес: оглянуться по сторонам
    Доля малых предприятий семейного формата высока практически во всех странах. В Испании — около 75% семейных компаний, а их вклад в ВВП составляет 65%; в США — свыше 80%, и они дают около 60% общей занятости и создают около 80% новых рабочих мест. Исследование, проведенное Boston Consulting Group, говорит о том, что семейные компании демонстрируют более устойчивые коэффициенты прибыльности, чем остальные, в том числе в периоды кризисов.
     

Поделиться этой страницей

--